06:03 

Глава 17

Grencia Elijah Mars Guo Ekkener
Все это нервы, бэйби, и это никак не похоже на блюз
Ещё не проснувшись до конца, Алекс понял, что уже вечер, а значит, он проспал сутки. Рядом и снизу сопел Вьюн, еле-еле слышались голоса всех остальных гостей и хозяев дома. Шевелиться не хотелось. Такого ощущения лени и неги Князь не помнил за собой уже много лет. Обычно он спал раз-два в неделю часа по три.
Вьюн услышал движение хозяина, мигом вскочил с подстилки и положил длинную морду Алексу на горло. Князь спихнул собаку чуть пониже. Система доложила, что контакт нервных окончаний мышечной системы полностью восстановлен. Алекс поднял правую руку и пошевелил пальцами. Моторика соответствовала норме.
«Вьюн, давай место», — хозяин потрепал пса за ушами и оттолкнул от себя. Кобель потянулся сперва передними лапами, потом — задними, отошёл к подстилке и смотрел на Князя внимательными тёмными глазами. Интересно, почему из всего оборудования и оружия сохранились только жёлтая карточка и борзой кобель?
Алекс поднялся, встряхнулся всем телом. Действительно, все мышцы работали. Доминик вчера был исключительно внимателен. Князь посетил ванную, оделся и спустился вниз. Вьюн семенил следом.
Из кухни доносились слабые ароматы рыбы и пряных трав. Туу-Тикки свернулась клубочком возле Грена, положив голову ему на плечо. На руках у нее сидел большой рыжий котенок. Песочный котенок, поменьше, сидел на руках у Грена. Котята время от времени лениво махали друг на друга лапами. Доминик устроился в кресле и читал «Электропрохладительный кислотный тест».
— Привет, — улыбнулся Алексу Грен.
— Соба-а-ачка... — протянула Туу-Тикки.
Доминик ненадолго поднял голову от книги, кивнул и сообщил:
— Ужин через десять минут.
— Привет. Отлично, — Алекс кивнул в ответ, — твоя вчерашняя работа выше всяких похвал.
— Это не моя, это Кодзу, — напомнил Доминик. — И сегодняшняя — Кодзу. Он увлекся.
— Сегодня Дэн придет, — сообщила Туу-Тикки. — Дорожный навигатор.
— Я не про еду, — улыбнулся Князь, — про физиологию. Ты вчера заметил все неработающие мышцы, сегодня я полностью восстановился, — он посмотрел на женщину. — Дорожный навигатор? А, я вспомнил. Хорошо. Спасибо, что погуляли с Вьюном. Как он себя вёл?
— Хорошо вел. Кролика поймал, — отчиталась Туу-Тикки. — Принес, очень гордился собой.
— Кролика? — Алекс удивлённо посмотрел на собаку. Вьюн развалился рядом с камином и изображал настоящую-барскую-борзую. — Дома он ни разу ничего подобного не делал, — Князь занял свободное кресло, с удовольствием вытянул ноги. — У меня ощущения, как после длинного отпуска где-нибудь на Мальдивах. Это дом так действует?
— Да, — кивнул Грен, — это дом.
Из кухни выглянул Кодзу с ободком на волосах и в стильном коричневом фартуке.
— Идите жрать пожалуйста, — позвал он.
Первым жрать настрополился Вьюн, но был отправлен злым хозяином на место. Стол был накрыт, на тарелках исходили ароматами дорады. К ним Катце приготовил странную фрактальную капусту и салат с мелкими помидорками красного и желтого цвета.
— Выглядит потрясающе, — похвалила Туу-Тикки, усаживаясь за стол.
— Лимон бери, — довольно буркнул Кодзу, снимая фартук. — Чай сама заваришь, я не спец.
Грен исподтишка наблюдал за Алексом. У того за сутки сна «выросли» чуткие ловкие пальцы, ожили крылья носа, да и весь он стал совсем другим.
Князь наслаждался едой и обстановкой. Он проснулся не только с выправленным физическим состоянием, но и с необъяснимым ощущением, что всё будет хорошо, скоро он действительно вернётся домой.
— У нас такая рыба не водится, — с сожалением сказал Алекс, распробовав дораду.
— Странно, — заметила Туу-Тикки, поедавшая дораду с радующим Грена аппетитом. — Это распространенный вид.
— Экологическая катастрофа, — пожал плечами Князь, — я говорил, помнишь? Возможно, у нас это тоже был распространённый вид, поэтому его не занесли в генетический банк. И не было возможности восстановить потом. В банках были все культурные растения и животные, полный реестр диких видов создать не успели. Хорошо бы ваша Земля развивалась как-нибудь подругому.
— Надеюсь на это, — сказал Грен. — Она мне нравится.
Туу-Тикки улыбнулась и погладила его по руке.
Сладкого Кодзу не приготовил, но духи заранее расстарались и напекли имбирных пряников в виде котиков, ежиков и улиток. Доминик попробовал пряник с суровым лицом экспериментатора, немедленно смягчился, едва не заулыбался и за чаем уничтожил десятка два.
Вьюн лежал на пороге кухни, куда он потихоньку перебрался с места, и наблюдал за людьми. Он любил пряники, хотя их ему ни разу в жизни не давали.
Грен тоже оценил пряники. Туу-Тикки отломила себе голову улитки и тихо ее грызла.
— Не вздумай снова садиться на диету, — предостерег ее Грен. — Лучше гуляй побольше.
— А сад? — возмутилась Туу-Тикки. — Он требует внимания!
Грен поцеловал ее в волосы.
— И по саду гуляй.
Кодзу самодовольно подъедал салат. Он всегда неплохо готовил, но когда в доступе такие роскошные продукты, это же просто праздник.
Алекс наелся быстро, пряник взял просто от жадности, разобрал его на части и жевал по кусочку. Ему было интереснее наблюдать за хозяевами и гостями дома. Ему всегда было интересно смотреть на людей, которые находятся в процессе изменений. Хотя он отдавал себе отчёт, что ему такие изменения не свойственны.
Все уже допивали чай, Доминик — четвертую чашку, — когда зеркало в гостиной издало переливчатый звук, а через минуту в кухную заглянул стройный рыжий парень.
— Привет, — улыбнулся он. — Я Дэн. Алекс, — он уверенно выцепил взглядом Князя, — это ты.
— Привет, — на взгляд Алекса, двигался парень не совсем как человек. — Да, это я. Мы сразу уйдём?
— Как тебе удобно, — сказал Дэн. — Можно мне пряничек?
— Конечно, — кивнул Грен. — Садись. Чаю?
— Лучше молока.
— Я бы посидел ещё минут десять, куда-то ходить с дорадой в животе... — Алекс развёл руками. — Ты дорожный навигатор? Что это значит? Что будет нужно от меня? И у меня ещё собака.
— У меня тоже собака. Две, — уточнил Дэн, устраиваясь за столом с большой кружкой холодного молока. — У тебя есть Дорожные координаты твоего мира?
Алекс задумался. Из своей жизни он ничего такого не помнил. Но из того массива информации, который получил неизвестно от кого и где... Система запустила поиск по фразе и выдала ответ.
— Да. Если это они, — Князь назвал выданный системой ответ.
— Они, — кивнул Дэн. — Тогда план такой. Сейчас мы идем ко мне домой, кстати, там тоже две борзых, одна русская. В полночь уходим по зеркалу на Звездочку, я там работаю. На Звездочке я найду тебе и собаке попутный транспорт в твой мир и ты отправишься. Там недалеко, часов двенадцать.
— Собрать тебе еды в дорогу? — спросила Туу-Тикки.
— Я сам соберу, — улыбнулся Дэн. — Какая же ты юная... Тебе привет от Тами, кстати, она завтра к тебе собиралась. А тебе — от моего Грена, — он кивнул Эккенеру. — Ты совсем-совсем сидхе, я даже не ожидал.
— Хорошо, — кивнул Алекс, — захвачу кое-что из спальни, — он поднялся.
В спальне Князь забрал с тумбочки браслет, нацепил его на запястье, и жёлтую карточку. Подобрал с пола мячик Вьюна. Лежанку решил оставить тут, наверняка в доме ещё будут гости с собаками. Пёс крутился вокруг и заглядывал в глаза.
— Сейчас пойдём знакомиться с другими борзыми, — Алекс присел на корточки и обнял собаку за шею, — а через сутки-двое будем дома. Вьюга откусит тебе голову. А мне откусит голову Марина Евгеньевна... И Герман добавит...
Вьюн повилял хвостом и шумно вздохнул. Князь поднялся, оглядел спальню и вышел из комнаты. Спустился обратно в гостиную.
— Я заберу мячик? — он показал игрушку Туу-Тикки.
— Да, конечно, — улыбнулась Туу-Тикки.
— Заглядывай к нам еще, если будешь на Дороге, — добавил Грен.
— Непременно, — улыбнулся Алекс. — Спасибо за помощь. Мне очень понравился ваш дом. Удачи вам всем, — Князь посмотрел на Дэна. — Мы готовы.
Через минуту они ушли. Доминик проводил их взглядом и сказал:
— Я ушел читать. Кодзу, спасибо за ужин.
— Да. Очень вкусно, — Грен поднялся. — Тикки?
— Я посуду загружу в посудомойку, — сказала она.
— Я сам, — отмахнулся Кодзу. — А то я тут от безделья сдохну.


Они прошли через зеркало почти одновременно. Похожие — и совершенно разные. Обе невысокие, ладные, длинноволосые; обе в платьях, открывающих плечи и подчеркивающих талию; обе босые. Возраст... неопределим. У одной черные волосы перехвачены заколкой пониже затылка, на пальце — кольцо с крупным радужным камнем, платье густо-синего цвета с белой кружевной отделкой. У второй волосы цвета темной меди собраны от висков в косички, на запястье — костяной браслет, на шее — ожерелье в том же стиле, вишневое расклешенное от груди платье открывает ноги чуть выше колена. Обе круглолицые, с серо-синими большими глазами и маленькими розовыми ртами, обе — с трубками в зубах, только у первой — черчварден с синей чашкой, а у второй — бриаровая «канадка». И у обеих в руках по большой картонной коробке, перевязанной палевой кружевной лентой.
Они переглянулись и фыркнули. Туу-Тикки отложила «желудь», который она как раз обкуривала, отодвинула вязание и поднялась им навстречу, оправляя юбку из золотисто-коричневого шелка.
— Тави, — представилась брюнетка.
— Тами, — назвалась вторая.
— Туу-Тикки.
— О! — сказала рыжая. — А он, — она взглядом показала на Грена, — знает?
— Знаю, — кивнул Грен.
Они были похожи даже больше, чем близнецы. Они были совершенно разные. Схожие голоса и интонации — но слушать Туу-Тикки Грен мог часами, голос Тами выдавал занятия вокалом, в голосе Тави была легкая хрипотца. Разный эмоциональный рисунок: Тави была глубоко погружена в себя, Тами не больше часа назад занималась сексом и несла на себе отпечаток своих мужчин, Туу-Тикки — просто взволнована и возбуждена. Сравнивать и находить различия можно было бы бесконечно, но Грен решил, что в компании трех «сестер» он будет лишним.
Он отложил книгу и поднялся, чтобы уйти к себе, но Туу-Тикки положила ладонь ему на запястье.
— Мы пойдем ко мне, — сказала она. — Не обещаю, что ненадолго.
Женщины переглянулись и рассмеялись. Грен вздохнул и пожалел, что не поехал в Аквариум с Кодзу и Домиником. С другой стороны, быть экскурсоводом ему не нравилось, а присутствовать при общении уже сложившейся пары нравилось еще меньше. Особенно — пары, ведущей себя так, словно весь мир им противостоит. И хватает же сил.
Была пятница. Если до сих пор Грен еще раздумывал, ехать ему в Джаз-гэллери или нет, то сейчас вопросы отпали сами собой. Надо же чем-то занять вечер, да так, чтобы не думать, что три сестры — три вариации на одну и ту же тему — перемывают сейчас кости ему и его двойникам. Насколько он знал, обсуждение мужчин всегда было любимой темой собравшихся вместе женщин.
Через час он уже и не вспоминал о них. Атмосфера джем-клуба была будоражащей и знакомой одновременно. Грен пришел с баритоном и почти сразу, не успев допить свой безалкогольный коктейль, включился в джем, где как раз не хватало саксофона. Он играл, наслаждаясь слиянием с музыкой, какого не чувствовал уже давно. Его слушали. На него смотрели. Он познакомился с трубачом Крисом и клавишником Итаном, к их столику подсел пожилой негр с альтовым саксофоном, назвавшийся Дэниэлсом и поинтересовался, какой марки гренов баритон. Похвалил звук, поругал европейские инструменты, прошелся по японским, признался, что «Клайверт» слышит в первый раз. С ходу вывалил все, что знал о местных магазинах и мастерских инструментов; Крис начал ему возражать. Итан допил вино и предложил Грену поиграть еще. После второго захода к Грену подошел высокий грузный азиат с выбритыми висками, сунул визитку, спросил, проездом Грен в городе или насовсем, намекнул, что может сосватать место баритон-саксофониста в начинающем раскручиваться банде. Грен пообещал, что заглянет послушать. Итан притащил изрядно выпившего перкуссиониста по имени Джи и начал доказывать ему, что Грен на своем баритоне способен сыграть вариацию на любую тему. Грен проговорился, что немного пишет сам. Итан потребовал, чтобы завтра же Грен пришел с партирурами или хотя бы скинул их Итану на емэйл, тогда они смогут сбацать вместе что-нибудь «охуенно потрясное». На низкую сцену поднялась полная мулатка с коротким ежиком седых волос и запела. Голос у нее был низкий, почти мужской, и совершенно потрясающий. Грен поддержал его саксофоном, вступил рояль, подала голос труба. Песню Грен не знал, но это было и не обязательно — слова не играли роли, важен был только голос. Музыка длилась и длилась, и это было не просто хорошо — это было правильно.
Грен вернулся домой к полуночи. В его телефоне был десяток новых номеров и емэйлов. Туу-Тикки не было видно, и он сел за комп, чтобы написать письма, и посмотреть записи на Ютубе, и переварить впечатления. Он понравился. Он произвел впечатление. С ним флиртовали и мужчины, и женщины — мужчины больше. Он получил два предложения работы. Он был равным среди равных — и ему понравилось.
А особенно ему понравилось то, что ему вовсе не нужна работа. Только музыка — а значит, он может выбирать то, что ему действительно понравится.
Грен вспомнил о том, что голоден, только когда пересмотрел все ролики Итана. Он и правда был очень неплохой клавишник. Куда лучше Тимофея с Каллисто. Даже странно, что в Джаз-гэллери в этот вечер клавишников было только трое.
Туу-Тикки сидела в гостиной, смотрела черно-белый фильм и вязала.
— Надо закончить сегодня, — объяснила она. — Это срочный заказ.
— Поужинаешь со мной?
— Чаю выпью.
Грен дождался, пока она закончит ряд и вложит закладку в книгу со схемой.
— Для чего ты вяжешь на заказ? — спросил он, ставя в микроволновку остывшее рагу. — Ведь не из-за денег же.
— Вязанием много не заработаешь, — согласилась она, принюхиваясь к чаям. — Сама не знаю. Хочется.
— Как наши гости?
— Набродились по городу и спят. У меня сегодня расцвела роза «баккарди», — похвасталась Туу-Тикки. — Почти черная. Покажу завтра. Теперь до самой зимы будут розы цвести. Для первого года — совсем неплохо.
— Твои сестры тоже развели сады?
— Тави — постольку-поскольку, у нее небольшой участок, да и времени мало. Духов у них нет, а дел хватает. Тави книги пишет, обещала принести почитать. И сериал — по ее первой книге сняли, ее Грен к нему музыку писал.
— А чем славна Тами?
— Да она как-то вся в семье. Танцует, поет — но только дома; путешествует по всяким курортам. Открытки делает. Тоже вяжет на продажу. Коллекционирует пряные травы, у нее весь огородик в них. Рассказывали про гостей, звали в гости — и тебя тоже.
— Я подожду. Мне ответили «братья» — Старший и Средний, я их так буду звать, наверное. Странно мне все это.
Микроволновка звякнула. Грен достал тарелку и сел за стол. Туу-Тикки залила кипяток в маленький чайничек.
— Более странно, чем пробуждение здесь?
Грен задумался, забыв донести вилку до рта.
— Да, — признал он. — Более. Магический проект, построенный вокруг одинаковых людей — это очень странно.
— Странно, но оценивать, как и что думает тот же Йодзу, нам не под силам — он слишком стар.
— А сколько ему?
— За триста. У существа такого возраста, даже если это человек, мышление уже совершенно иное, поверь.
— Сталкивалась с этим?
— Много думала. Кроме того, приятно ведь, что такие силы тебя оценили?
— Не уверен. Меня это скорее настораживает. Я всегда был уверен, что работе управляющего гостиницей надо учиться. Действительно учиться, всерьез. Колледж хотя бы.
— Может, в нас есть что-то, что компенсирует наше невежество в этой области?
— Что? — серьезно спросил Грен. — Я не понимаю.
— Я тоже. Но что-то же есть, раз создано уже третье ответвление проекта. Первые два более чем удачны.
Грен покачал головой и начал есть. Через некоторое время он сказал:
— Я не чувствую себя на своем месте в этой роли. Может быть, со временем... Не знаю.
Туу-Тикки села рядом и поцеловала его в щеку.
— Все у нас получится. А если нет — ты всегда сможешь уйти.
— Куда я уйду от тебя? — вздохнул он.

URL
   

Блюз пустого неба

главная